Часть 8. Другие миры

И что ты хочешь сказать, они съели этого бедного мальчика? голос Анжелики эхом отдается в огромной пустой Ленте, гуляя меж полок, на которых кое-где ещё есть товары.

Да, а из кишок колбаски сделали! размахивает руками Макс , опрокидывая с одной из полок многочисленные шампуни. В спешке никто сильно не заботился о волосах, не до того было. Однако я вижу, что Анжелика прячет один из бутыльков себе в рюкзак.

Я уже месяц путешествую с ними. Доехав до Якутска, мы постучали зубами некоторое время, чуть не поубивали друг друга от холода, кое-как завели машины и поехали дальше, курс Японское море. В общем, это решали маги, но слухи ходят о том, что там огромные общины выживших. За слухи спасибо твиттеру, который изредка все же работает.

Да ты просто придурок. Хотя чего это я, собственно: ты же Макс, что ещё можно ожидать?

Принцесса моя, ты слишком резка со мной, это ведь просто шутка, глумится долговязый парень, ухмыляясь тонкими губами. Она уже открывает рот, чтобы ответить что-то не менее колкое, как вдруг я слышу какой-то скрежет. В разведке только мы трое, а, соответственно, это точно не кто-то из наших.

Заткнитесь. Оба, раздраженно бросаю я, они тут же замолкают, прислушиваясь. И Макс, и Анжелика мгновенно становятся серьезнее. Мы встаем плечом к плечу, замираем, направляя револьверы в сторону звука.

Мои пальцы больше не дрожат, за этот месяц я научилась от охотников действительно многому. Стрелять, не боясь, что пули закончатся. Выхватывать нож в нужный момент. Бороться. Быть несгибаемой. Не показывать ни единой эмоции на лице.

Скрежет становится все ближе, причем доносится уже с разных сторон. Мы встаём спина к спине, я слышу, как Анжелика и Макс продолжают тихо переругиваться. Может быть, если сейчас больше не двигаться, то они пройдут мимо. Зомби.. со временем стали куда медлительнее. Кажется, что живым мертвецам каждый новый день даётся все тяжелее. Их тела просто не приспособлены для движения. Единственное, что становится все острее и лучше зубы. Однако какой от них толк, если цель нужно догнать?

За стеллажами слышно рычание. Макс взводит курок первым, мы следом за ним. И, если честно, не хватает только пафосной музыки, когда первая пуля летит прямо в гнилую голову, разрывая ее на части. Гниль попадает на остальных мертвяков, идущих неровных строем, но какое им до этого дело?

Их слишком много, причем самых разных: от почти сгнивших, с отвалившийся нижней челюстью, порванной одеждой и кривыми ногами, до совсем ещё не тронутых гниением. Видно только жуткие заплывшие глаза и запавшие щеки. Такие самые опасные, у многих из них даже одежда ещё цела. Вроде бы при чём тут это? Просто они не падают от слабых ударов..

Хэй, бережем патроны? Макс закидывает револьвер за плечо, в руке блестит кинжал. Совсем отбитый. Мы же продолжаем стрелять. Ни один патрон Анжелики не проходит мимо цели. Однако в любом случае это слишком медленно, совсем скоро я стреляю буквально в упор, затем бью прикладом. Тварь, свирепо рыча, валится на пол, слышу глухой хруст.

Держать строй, слышу резкий оклик Анжелики, замечаю, как дёрнулся Макс. Несмотря на то, что мертвых слишком много, отбиваемся мы вполне сносно. Пока держим строй. Пока револьвер Анжелики не даёт осечку. Пока я не бью прикладом слишком слабо. Пока нож Макса не проходит по касательной, вместо того, чтобы вонзиться в глазницу.

В общем, я не знаю, что конкретно послужило причиной, но строй распадается, поодиночке куда сложнее.

К выходу, прорываемся к выходу! кричит Анжелика, слышу эхо еще одного выстрела. У меня же патронов больше нет, достать нож сейчас тоже весьма затруднительно. Одного из зомби я отталкиваю чересчур резко, даже не понимаю, откуда во мне столько силы. Запястья болят, почти ничего не видно.

Выход совсем рядом, когда откуда-то слева доносится вскрик Анжелики, а следом голос Макса, зовущий ее по имени. На улицу мы вываливаемся одновременно. Я, кажется, впервые вижу растерянную Анжелику и не ухмыляющегося Макса. Он сжимает свое предплечье. Между пальцев кровь. Вот ведь черт.

——

Импровизированная стоянка разбита в перелеске, за небольшим городком, из которого мы еле как унесли ноги. До трейлеров еще несколько часов пути, но Макс совсем плох, а если не использовать антидот в ближайшее несколько часов после укуса, действовать он не будет.

Антидот.. С тех пор, как мы его нашли, прошел примерно месяц. За это время он спас жизни нескольких наших товарищей. Когда Анжелика рассказала о нашем открытии, это было похоже на жаркое пламя надежды, прокатившееся по лагерю. Ощущение, что люди снова поняли, для чего живут.

В общем, пока она перематывает руку Макса повязкой, пропитанной голубой субстанцией, я развожу костер, протягивая к огню замерзшие руки. Небольшую двухместную палатку ставим уже вместе. По сути, мы не планировали экстренную стоянку, но это не страшно, еда у нас есть, а в палатке поместимся и втроем.

Нас заберут отсюда утром. Как и договаривались, если что-то случится.. тихо говорю я, а Макс шипит от боли.

Блин, принцесс, а эта лажа точно поможет? странно видеть его испуганным.

Единственная лажа здесь это ты, говорит Анжелика, тяжело вздыхает, садится рядом с ним. На самом деле, их отношения всегда были непонятны мне. Постоянно ругаются, но, тем не менее, что ни разведка, что ни охота они вместе. Даже меня взялись обучать вместе, как самые опытные охотники. На вопрос о том, где и когда познакомились оба лишь только отмахивались, фыркали, либо переводили тему. Однако и я никогда не считала нужным спрашивать одно и то же много раз.

Да знаешь, вот ты прям мать Тереза. Вот если бы я создал антидот..

***dreams***
Мир всегда был жестоким. А После зомби-апокалипсиса даже самые жалкие остатки человечности были утеряны. Люди были готовы сожрать друг друга и, скорее всего, так бы все и вымерли, слились бы с новым видом, господствующим на планете. Пока не появился он: худой парнишка со светлыми, почти белыми волосами. Который озарил этот темный мир. Искупал его в синеве. Который, будто играючи, приготовил антидот.

Ингредиенты.. перхоть барабашки, рог единорога, любая другая чудь. Ему не хватило лишь чуть-чуть.. Хаха, человечности? Потому что антидот работал, но только в первые несколько часов после укуса.

Однако людям хватило и этого. Парнишка быстро стал знаменитым. Его уважали, можно даже сказать, боготворили. Именно он начал строить новый мир, дерзнул повернуть фортуну к себе лицом.

Теперь, когда можно было не опасаться укусов, выжившие с утроенной силой кинулись в битву. Многих мертвецов отправляли обратно в могилу, а некоторых, особенно свежих, отправляли.. Эм, отправляли.. на черный рынок зомби, да! Где каждый мог приобрести своего зомби, из которого, благодаря тому же шокеру, можно было воспитать слугу.

Ну, слуги слугами, но в новом мире зомби в основном выступали в цирке, развлекали народ. Думаете, к кому бы стекались деньги за это? К тому парнишке.. Которого бы звали.. Макс Первый.
***dreams***

Я стал бы королем всего мира, говорит Макс.

Брось, ты просто бредишь, закатывает глаза Анжелика.

Я трогаю его лоб действительно слишком горячий. Организм, под действием антидота, сопротивляется инфекции. Сую ему в руки бутылку воды, некоторое время наблюдаю, как он пыхтит, пытаясь ее открыть. В конце концов открываю сама, а Анжелика, кажется, даже не замечает нас. Ее взгляд направлен куда-то мимо костра, мимо палатки.. В пустоту.

Мир бы был не таким, внезапно говорит она.

Что? мой слишком громкий голос контрастирует с шепотом Макса.

Я говорю, что представляю мир по-другому, повторяет абсолютно невозмутимо..

***dreams***
Природа не видит смысла в уничтожении. Смысл есть только в симбиозе. Потому что если не можешь уничтожить позволь сосуществовать. Позволяешь существовать позволь принести пользу. Позволяешь приносить пользу.. И дальше, цепочку можно продолжать до бесконечности.

Антидот, изобретенный одной из самых храбрых девушек того времени, совершенствовался так быстро, как это было вообще возможно в тех условиях.

И совсем скоро те мертвецы, которые сохранили еще хотя бы какую-то структуру мозга, могли быть.. спасены? Ох, слишком наивно. Могли существовать в мире с живыми. Может, им приходилось учиться заново, может, получалось далеко не у всех. Но они справились. Все мы справились.

Никто не отстраивал города заново, люди перебрались на юг, на природу. Больше не было проблем с деньгами, потому что не было самих денег. Исчезла духота перенаселенности, потому что.. сами понимаете, большинство людей прогнило до основания, понятно ведь, что их спасти было просто невозможно.

Земля.. очистилась. Леса, поля, реки, горы.. Все вновь стало таким, как должно быть. Исчезла необходимость прокармливать жадные рты. Гармония воцарилась над миром.
***dreams***

Ну как, лучше же? на меня смотрят сразу две пары глаз. Анжелика глядит немного устало, Макс же скептически.

Ты неисправимый романтик, а ты очень меркантильный, киваю я на каждого по очереди. Оба фыркают, он ухмыляется, она надувает губы.

А твоя версия событий? хрипло кашляет Макс, вытаскивая из кармана пачку сигарет. Тут же роняет ее на снег, в этот раз Анжелика сама помогает ему, даже чиркает колесиком зажигалки.

Да.. На заводы их, пусть работают. Сейчас ведь как раз некроманты проверяют наш антидот на тех, кто уже давно мертв. Кто знает, какие у них там результаты. Может, из них получатся идеальные работники. А что? Зарплату ммммозгааами выдадим. Так и восстановится прежняя жизнь, только людям не надо будет заниматься черной работой.

Хэй, ты вообще конечно. Такая.. приземленная, Анжелика старается говорить серьезно, однако глаза ее смеются. Я тоже не могу сдержать смешок.

Ну, какая есть. Не умею я рассказывать также красиво, как вы, на самом деле, мне сложно представить мир, где тесно связаны живые и мертвые. Что бы ни говорила Анжелика, что бы ни пытался доказать Макс, я не считаю такое соседство возможным. Их инстинкты в любом случае возьмут верх, поэтому не понимаю этого воодушевления на лицах моих друзей. Ладно, я лучше спать пойду. Чем быстрее лягу, тем быстрее проснусь.

Не поспоришь, подмигивает мне Анжелика. Я покараулю.

Я посижу с ней.

——

Ночью долго верчусь, не в силах заснуть. Слишком напряженный день, слишком тяжелые разговоры. Мы все невероятно устали, мы все потеряли слишком многое. Как до создания антидота, так и после. Не сосчитать ведь даже, сколько людей ополчилось на Анжелику после рассказа о лекарстве. Сколько пытались приготовить.. Только травы перевели. Неизвестно, что это за магия, но получается, почему-то, только у нее. Разумеется, охотники встали горой, защитили, пошли даже против берсерков. Не представляю, что бы было, будь наша команда послабее.

Теперь права на ошибку нет.. да да, точно. Вначале я думаю, что это говорит мой внутренний голос, однако потом понимаю, что это тихий шепот снаружи.

На какую ошибку? Перестань, это пугает меня, Анжелика. Значит, первый голос Макс.

Извини, теперь куда более узнаваемо. Принцесс, я построю для тебя замок.

Если я отопру свой замок? я буквально вижу, как она задумчиво постукивает пальцами по коленке, щурясь на огонь. Зачем ты вообще подставился вместо меня, мм?

Да брось ты, это ведь очевидно, я знаю, что с утра они опять поругаются. Однако нет в этом мире ничего более постоянного, чем временное. Закрываю глаза, под тихие разговоры проваливаясь в сон.

2 Comments

  1. Аня Баженова

    Очень классно!))) понравилось!) и три варианта – тоже интересный ход;)

    Reply

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *